КУПЦЫ АЛАФУЗОВЫ И ИХ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КОЛЛЕКЦИЯ (ИЗ ИСТОРИИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ Г. СТАВРОПОЛЯ)


Ставропольский краевой музей изобразительного искусства сравнительно молодой по времени основания, но вот формирование его коллекции, весьма разнообразной по своему содержанию и источникам поступления – это, своего рода, иллюстрация к истории русского коллекционирования, следствием которого явилось создание музеев и картинных галерей.

История нашей музейной коллекции корнями уходит в 19 век – век бурного расцвета литературы и искусства, век не менее бурного расцвета традиций коллекционирования произведений искусства, являющихся важной и неотъемлемой частью художественной жизни России.

История художественной жизни города Ставрополя насыщена многими интересными событиями и фактами, связанными с именами известных в то время деятелей искусства и культуры. Но были здесь и местные подвижники, талантливые мастера, коллекционеры, среди которых для нас особый интерес представляет род известных местных купцов греческого происхождения Алафузовых.

Из истории краеведения известно, что многие купеческие роды г. Ставрополя имели весьма солидные коллекции художественных произведений, но только из коллекции Алафузовых сохранился ряд произведений художников, которые явились, в свое время, основой для создания художественного отдела в Ставропольском краеведческом музее им. Г. Н. Прозрителева и Г. К. Праве, а при создании в 1961 году краевого художественного музея, были переданы ему.

Опираясь на сведения учетных документов музея и обозначая на работах известных русских художников XIX в. «Из коллекции купцов Алафузовых, мало кто интересовался непосредственно личностями самих владельцев. В последние годы мы решили, что нашим посетителям и жителям города небезынтересно было бы получить о наиболее широкую информацию, тем более, что это явилось бы, в некотором роде, примером для формирующихся сегодня меценатов. Архивных документов оказалось не так уж много, но все же составить представление об Алафузовых и их деятельности было можно.

Основатель Алафузовского рода, Иван Антонович Алафузов обосновался в г. Ставрополе в 1827 году, приехав сюда «без письменного вида по случаю возмущения греков против турецкого правительства», как было сказано в «Ведомости иностранца, принявшего Присягу подданства российскому престолу», из которой мы также узнаем, что грек Иван Антонович Алафузов, уроженец из Архипелагского острова Сантарино прибыл в октябре 1827 г. к Таганрогскому порту к родственникам. На момент принятия вышеназванной присяги в августе 1835 г., Иван Антонович значился купцом гильдии и был уже хорошо известен горожанам с 1822 года, когда он выполняет роль городского головы и показал себя, как весьма деловой человек, внесший значительный вклад в развитие города.

Вот выдержки из отношения начальника Кавказской области Главнокомандующему на Кавказе о награждении купцов Чернова и Алафузова, в котором сказано: «В 1827, 1828 годах по городу Ставрополю приведено много построек служащих к общественной пользе и приведенных сегодня в лучшее против прежнего благоустройство...

Таковое улучшение устройства города в разных частях справедливо доверено отнести к заботе и попечению сего города гражданина головы бывшего в 1827 г. купца Чернова, в 1828 году купца 3-й гильдии Алафузова, ибо они по ходу служения своего по выбору общества соединили в себе отличную честность гражданина, всячески способствуя благоустройству города, заслужили признательность начальством.

Прошу Ваше сиятельство о награждении трудов их к благоустройству города от всемилостивейшего Государя императора «Золотой медалью на Аннинковской ленте»...»
Прилагаемый реестр построек в 1828 г. при Алафузове весьма внушителен, причем кроме новых казенных и частных построек, указано много зданий, которые были починены.

К шестидесятым годам Иван Антонович – уже купец I гильдии и почетный гражданин города продолжает с большим успехом расширять предпринимательскую деятельность со своими пятью сыновьями. Они интенсивно строят особняки, магазины, лавки, винокуренные заводы, мукомольную мельницу, являются владельцами недвижимости, ведут обширную торговлю в г. Санкт-Петербурге и других городах России.

Второй сын Ивана Антоновича – Николай, получив от отца значительный капитал, увлекся живописью, много путешествовал по России, Европе, где приобретал картины известных мастеров и предметы прикладного искусства.

По мере формирования частной коллекции было принято решение разместить ее в одном из многочисленных домов Алафузовых – в доме старшего брата Николая Ивановича – Ивана Ивановича, который был выстроен в 1880 году на ул. Воронцовкой (ныне по. Октябрьской революции 21V и был тнии, где была открыта выставка Общества содействия воспитанию и защиты детей, алафузовское художественное собрание увидели практически все жители губернского центра.

В начале 20 века Иван Алафузов продал этот дом известному общественному деятелю Раевскому-Буданову вместе с частью коллекции, которая впоследствии была полностью разграблена, а вот небольшая часть произведений, оставшаяся у Алафузовых, сохранилась до сегодняшних дней и является ядром коллекции классического искусства нашего музея.

20 произведений, принадлежавших когда-то Алафузовым, позволяют представить нам насколько оно было тщательно и большим художественным вкусом подобрано, о чем свидетельствуют слова известного историка и краеведа Г. Прозрителева: «В доме Алафузовых была устроена прекрасная художественная галерея, где демонстрировались полотна известных мастеров России и Европы...»

Сегодня, основываясь на архивных документах, мы можем с полной уверенностью утверждать, что 12 произведений принадлежали купцам Алафузовым, о чем свидетельствуют два акта от 18 декабря 1920 года, составленные заведующим секцией по охране памятников старины и искусств Рыкшевским о принятии в музейный фонд секции девяти работ от гражданки Алафузовой, проживающей по ул. Александровской № 26 (ныне ул. Дзержинского) и три работы от гражданина Осипянца, принадлежащие также гражданке Алафузовой.
В данном случае небезынтересно дать этот список в точном изложении, воспроизведении орфографии и сокращений его составляющих:

От Алафузовой:
1. Карт. Семирацкого «Из римской жизни (Ваза или женщина) (масло) ширина 188 сант., длина 116 сан. карт, хорошей сохранности из средних его работ академ. письма. Картина имеет 2 небольшие круглые пробоины и 8 малых. К картине имеется деревянная багетная рама.
2. Карт. Лагорио 1876 г. пейзаж (масло) Горный ручей. Полдень – Италия. Ширина 152 сант. длина 103 с. карт, хорошей сохранности (из лучших его работ), холст на подрамнике. К картине имеется широкая багетная под золото рама фабричной работы.
3. Карт. А. Мещерского 1898г. пейзаж (масло). «Река. Облачный день», ширина 137 сант. длина 95 сант. Картина хорошей сохранности, холст на подрамнике, имеет фабричную под золото фабричную раму.
4. Карт, приписыв. кисти Лемана «Дама в красном. Француженка» (масло) ширина 79 сант. длина 107 14 с. картина хорошей сохранности, хорошего академического письма. Имеет багетную раму.
5. Карт. А. Шильдера 1908 г. пейзаж (масло). «Привал в лесу летом», шир. 146 с. длина 110 с. картина хорошей сохранности, холст на подрамнике. К картине хорошая широкая рама столярной работы.
6. Карт, копия с Рафаэля «Мадонна с двумя младенцами» (масло) шир. 77 с, длина 78 сан. картина хорошей сохранности, холст на подрамнике. К картине рама.
7. Карт. А. Шильдера (пейзаж – масло). «За двором усадьбы», шир. 102 с. длина 138 с. Картина хорошей сохранности, холст на подрамнике. К картине широкая рама лепной работы, под старую бронзу.
8. Карт. Симини. Рим. «Стадо, идущее на водопой» (масло), шир. 63 с. длина 31 '/г с. хорошей сохранности, весьма слабого письма, рыночное производство. К картине рама.
9. Копия с карт. Мурилио «Мадонна с младенцем», шир. 118 с. длина 181 сант. Картина хорошей сохранности, но весьма слабой работы. Карт, имеет багетную раму.

От Осипянца:
1. Карт. И. Айвазовский. 1879 г. пейзаж (масло) «Судакский берег», шир. 98 с. длина 76 сант. картина хорошей сохранности, холст на подрамнике. Картина имеет хорошую багетную раму лепной работы под золото.
2. Карт. Юрий Клевер (отец) 1894 г. Зимний пейзаж (масло) «Отблеск заката на верхушках деревьев и замке», шир. 73 сант. длина 92 сант. Картина хорошей сохранности, холст на подрамнике. К картине фабричная широкая багетная рама под золото.
3. Карт. А. Шильдера. 1915 г. пейзаж (масло). «Осенний серый день», ширин. 132 с. длина 103 сант. Картина хорошей сохранности, холст на подрамнике. К карт, багетная рама под темно-зеленую бронзу.

Данные акты являются единственными в краевом архиве документации, подтверждающими, что Алафузовы являлись владельцами художественной коллекции и это последние документы, где упоминается их имя. Что стало с потомками алафузовского рода и где остальные ценности до сих пор неизвестно. В то же время, основываясь на учетную документацию краеведческого музея, которой нет веских оснований не верить, собрание Алафузовых, оставшееся нам в наследство, включает в себя еще 8 живописных работ и скульптуру – это две работы А. Шильдера «Ручей в лесу» и «Осень в лесу», работа одного из основоположников эстонской жанровой живописи, учившегося в Дюссельдорфской академии художеств у Е Дюккера экспонента ТПХВ Оскара Адольфовича Гофмана (1851 – 1912) «Диана», две работы французского художника Шарля Перона «Улица в Каире» и «Вид на Каирскую мечеть», работа К. Ровелли «Буря на море», копия с Рени Гвидо «Раскаяние Апостола Петра» и единственная скульптура – бюст Аполлона Бельведерского.

Сотрудники музея произвели некоторые уточнения – сегодня мы знаем, что картина «Из римской жизни» – это авторское повторение 1870 г. с картины, удостоенной в 1868 г. малой золотой академической медали яркого представителя академической реставрации Г. М. Семирадского «Сократ застает своего ученика Алкивиада в гостях у Гетеры», в атафузовское собрание была введена также работа неизвестного художника «Мадонна с младенцем» (х., м., 118x55), которая ранее не имела сведений об источнике поступления. Это было связано с тем, что на тыльной стороне холста была обнаружена сделанная пером надпись: «А1аГшогг», наполовину прикрытая рамкой подрамника. Кроме того, в правом нижнем углу картины обнаружились следы полустержить, что оно написано любителем. Продолжая сегодня работу над исследованием коллекции выдвигаются предположения, что данная работа была написана Николаем Алафузовы м, как и две копии с Мурильо и Рафаэля, которые были переданы по акту 1920 г.

Как уже упоминалось ранее, в музее насчитывается более 200 живописных и графических работ дореволюционного периода и все они имеют очень разные источники поступления и историю бытования, которой мы также занимаемся, но вот алафузовское собрание – это как бы предмет особой гордости и особого внимания. Ведь в ней, действительно, находятся одни из лучших работ, представленных в экспозиции музея.

И хоть у нас две работы И. Айвазовского, всем хочется взглянуть именно на алафузовского Айвазовского – «Вид Судакской бухты», которая является одним из лучших пейзажей, изображающем море во время штиля.

Несомненным украшением нашей экспозиции является работа выпускника Петербургской Академии художеств, закончившего ее в 1850 г. с золотой медалью Л. Ф. Лагорио (1827 – 1905) «Горный вид в Италии», который в своем творчестве пользовался советами И. Айвазовского.
Архивные поиски при упоминании имени Лагорио наводят на новые размышления о том, а не находился ли некий Лагорио, принявший присягу на верность российскому престолу одновременно с Иваном Антоновичем Алафузовым в 1835 г., в родственных связях с художником?

Ведь в вышеупомянутой «Ведомости», вторым в списке числится некий Луциан Феликсов сын Лагорио, холост, ремесла никакого не имеет, итальянский подданный из граждан города Портомаврицио, прибывший в Россию когда – неизвестно, и который после учиненной присяги «с высочайшего соизволения поступил в гражданскую службу». Есть ли здесь связь? Ведь известно, что Л. Ф. Лагорио в период с 1852 по 1863 гг. трижды побывал на Кавказе, участвовал в военных действиях. Так ли случаен подбор картин или во многом он предопределен личным знакомством Алафузовых с художниками или их окружением?

Из трех работ Арсения Ивановича Мещерского (1834 – 1902), известного пейзажиста, учившегося в Академии художеств у Ф. А. Бруни, Т. А. Неффа, С. М. Воробьева, затем в Швейцарии (1857 – 1860) у А. Калама, хранящихся в музее, пейзаж «На реке» (1898 г.), принадлежавший Алафузовым – одна из последних работ художника, написан с большим мастерством, где передан эффект, надвигающейся дождевой тучи со всеми ее цветовыми переливами и вибрацией светотени.
Благодаря собранию Алафузовых, в музейной коллекции сегодня находятся пять работ пейзажиста, академика, члена ТПХВ с 1894 г. Андрея Николаевича Шильдера (1850 – 1924).
Все они дают возможность знать об известных мастерских русской живописной школы, не только из книг или благодаря посещению крупных музеев страны, но увидеть, пусть хоть и в малом количестве, но подлинные их произведения в своем городе.

Все новые сведения, собираемые сегодня научными сотрудниками музея, буквально по крупицам, говорят о необходимости исследования алафузовского собрания, потому что различные факты позволяют предположить, что Николай Алафузов был знаком с известными художниками, побывавшими в свое время на Кавказе, ведется исследование по подтверждению, что приписываемая Ю. Леману «Дама в красном» является работой Ю. Лемана «Парижанка», которая была приобретена Алафузовыми на 15 выставке ТПХВ (Товарищество передвижных художественных выставок).

То, что эта работа необходима мы особо убедились, когда организовали экспозицию «Алафузовы и художественная культура XIX в.», где впервые показали полностью алафузовское собрание, а также архивные документы, рассказывающие о предпринимательской и благотворительной деятельности этой семьи. Мы увидели какой огромный интерес это вызвало у наших посетителей, тем более, что многим горожанам имя Алафузовых известно и как основателей одного из самых крупных на Ставрополье ликероводочных производств «Стрижамент», на территории которого сохранилось добротное здание, построенное ими.
Особо интересовались алафузовским собранием члены греческой диаспоры, одной из многочисленных и активных в реализации различных культурных проектов. Они нам подсказали, что один из потомков Алафузовых живет сегодня в Афинах и работает в телекомпании. Разыскать его тоже одна из задач, которую мы ставим перед собой в научно исследовательской работе.

Другая задача, которую мы ставим, рассказывая о меценатах нашего края и тесно сотрудничая сегодня с местными коллекционерами, обратить внимание деловых людей на традиции русского меценатства, вызвать у них интерес к изобразительному искусству и желание помочь в сохранении культурного наследия нашего края, являющегося неотъемлемой частью общероссийского.

Проводимая работа по исследованию истории музейной коллекции дает сегодня возможность еще раз оценить шедевры нашего музея, предмет нашей гордости и любви, ежедневного поиска и заботы во имя продолжения традиций, заложенных русскими коллекционерами.
Как здесь не вспомнить слова, сказанные, в свое время, о деятельности П. М. Третьякова одним из современников: «Это серьезное дело и дело не одних денег, а труда, умения и любви к искусству». Разве нельзя соотнести их к деятельности Алафузовых в Ставрополе, которые дали нам возможность приобщиться к замечательной грани художественной культуры XIX века.
Творческий по характеру и созидательный по результату труд российских коллекционеров, активно способствующий развитию музейного дела в столичных городах возымел свое действие и на город южной окраины России.
 
— Ставрополь, где последователи П. Третьякова и его сподвижников купцы Алафузовы созданием своей частной коллекции, дали возможность ставропольчанам в течение более ста лет знакомиться с произведениями, ставшими сегодня памятником отечественной культуры.


Зоя Александровна Белая, директор Ставропольского краевого музея изобразительного искусства.

| Авторизация | Карта сайта