Фотоконкурс или загадки конкурсантов


Удивительная это штука – конкурсы. Участвовать в них самой и быть членом жюри разного рода подобных мероприятий мне приходилось не раз. Однако впервые хочется поблагодарить одну из  конкурсанток Светлану Жукову за загадки, которые она прислала учредителям конкурса «Фото и селфи: внутри искусства», объявленного Ставропольским краевым музеем изобразительных искусств.

 Впрочем, лучше все по порядку… Итак, Светлана написала нам, что вместе с детьми она побывала в зале Золотой коллекции СКМИИ, где демонстрируется новая выставка, посвященная 260-летию Российской Академии художеств. «Не детская встреча с миром изобразительного искусства Или «Мам, а почему смотреть можно, а трогать нельзя?!» – так она назвала свой отклик-впечатление.

«Делимся «детскими» впечатлениями после высоких отношений: Большие залы, огромные картины, особенная атмосфера, новые впечатления, странный интерьер. - Мам, а почему смотреть можно, а трогать нельзя?! А почему тетя голая?! Это точно рисунки, не фотки?      Несколько слов про две картины, на которых мы "залипли". Это Ковалевский П.О. "Переход через перевал" 1873 г. Зацепило: много цвета, сложная многофигурная композиция. Кавказ, горы, удивительная красота. Смотришь, детально изучаешь ее исторический смысл. Ну, - и наш фаворит Айвазовский И.К. "Вид города Тифлиса" (1869 г. Холст, масло)». Долго стояли, смотрели, обсуждали: жизнь, смысл, небо, солнце, горы и два загадочных дерева! Все понравилось Мы влюблены...

 

 Светлана Жукова

«Странный» старинный интерьер, который нельзя «трогать» руками

Первое ощущение, которое испытала, прочитав письмо, – растерянность. Судите сами: ну, откуда нам знать, ответила  мама на «недетские» вопросы сына и дочки, или они окончательно «зависли» («залипли»?) в воздухе. Впрочем, даже, если мама ответила на вопросы, насколько они полны? Может, просто пожала плечами: «Откуда мне знать?»…  И не случится ли так, что в следующий раз ребята, потеряв всякий интерес, просто откажутся перешагивать порог музея? Вот и подумалось, почему бы в такой ситуации не сделать исключение и не поменяться с конкурсанткой ролями: рассказать о музее не только детям Светланы Жуковой, но всем ребятишкам, которые приходят в художественный музей на встречу с искусством.

 Уже первые впечатления Светланы насторожили. Интерьеры Золотой коллекции, которыми работники СКМИИ по праву гордятся, конкурсантка назвала «странными». Хочется думать, что автор ошиблась в написании. Вместо слова «старинный», получилось «странный», а если дело не в ошибке? Значит, объяснения все-таки нужны.

Ставропольский краевой музей изоискусств расположен  в старинном особняке, который признан памятником культуры и охраняется государством. Ну, а выставки Золотой коллекции  составили картины  купцов Алафузовых, которые жили в Ставрополе более ста лет назад. Любители и знатоки прекрасного, они по всему свету искали и приобретали произведения искусства.

 Зная это, естественно предположить, что в старинном здании и все убранство должно быть старинным. Таков интерьер залов, которые украшает уникальные образцы художественной мебели прошлых веков с мягкимиизысканной формы стульями и кушетками, сделанными так мастерски, что каждую деталь хочется не только рассмотреть, но и прикоснуться к ней. Увы! Музейная мебель – уже и не мебель вовсе, а «музейный предмет», большая ценность. Все, что находится за пределами натянутых шпагатов – «предметы искусства», которые трогать нельзя, чтобы, не дай Бог, не повредить. Они должны служить поколениям, покоряя своей красотой и мастерским исполнением.

Между прочим, и интерьер в зале Золотой коллекции и мебель были восстановлена сравнительно недавно: в 80-90-х годах прошлого века, благодаря искусству человека  редкой профессии - реставратора Михаила  Балатрука. Он в своей области – единственный на Юге России специалист высшей категории. Из 114 предметов, состоящих на балансе музея ( а это посуда, мебель, украшения интерьера) редко какого не коснулись руки мастера. Комод 18 века с фарфоровыми медальонами севрской французской мануфактуры (эмалевыми или  металлическими вставками) он разбирал, чистил, подклеивал, делал бронзовые и золоченые накладки. Пришлось восстанавливать и шикарный стол. В нем было немыслимое количество испорченных инкрустаций  узоров из дерева,  перламутра, металлов. Инкрустация такая тонкая, что несведущему человеку может показаться, будто это рисунки.

– Вы не представляете, в каком состоянии были стулья из богатого гарнитура, – рассказывал нам о своей работе  М.И. Балатрук. – Стулья колченогие, инкрустация осыпалась, ткань вытерлась настолько, что цвета не различишь. Глубоко-глубоко, в складочках мне тогда удалось отыскать лоскуток ярко малинового бархата. На совете в музее (благо, образец был) решили искать нужную ткань. Ножки я отливал новодельные, точь-в-точь по размерам и цвету. Чтобы вернуть мебели первоначальную форму, делал аппликации: латочки на «раны» накладывал из основного дерева, потом была тонировка – ореховая или палисандровая. Вставлялся шпон  (в переводе с немецкого значит прокладка) – это тонкие листы древесины из твердых пород дерева, которые сохраняют первоначальную текстуру дерева, а затем  делал саму инкрустацию – украшениевырезанными заранее цветами и листьями из перламутра. Подогнал все аккуратно – и будто новый стал гарнитур, сделанный в XVIII веке!

Теперь ясно, почему «предметы» - в любом музее нельзя трогать руками? Сотня ребяческих ладошек (возможно, чуть липких от съеденной конфеты) прикоснется к алому бархату обшивки и та превратится в бурое НЕЧТО.

 

Почему тетя голая?!

Или Рисуешь глаз – смотри на пятку.  

 Говорят, устами ребенка глаголет истина: ни тетя, ни дядя, ни даже повзрослевшие дети не должны в общественном месте появляться голыми. Голыми они могут быть в бане или… в музеях – на рисунках и полотнах, а так же в виде скульптуры, потому что это уже не тети и дяди, а «обнаженная натура». Причем, ключевое слово здесь второе. Художественный музей – место, где живут произведения ИСКУССТВА великих мастеров. А они в природе и жизни, в первую очередь, искали красоту. Думается, что «детские вопросы» про «голую тетю» были вызваны созерцанием этюда «Натурщица» известного художника, классика живописи Константина Маковского (годы жизни 1839-1915г.г.). Поясним, этюд - это эски́з картины (фр. esquisse) — предварительный набросок, фиксирующий замысел художественного произведения или его отдельной части. Эскизы недороги и позволяют художнику вначале сделать (как бы черновые) наброски, прежде чем воплощать свои идеи в живописи.

Считается, что человек – венец природы, так где же еще, спросите вы, если не в этом направлении искать идеал красоты?! Чтобы суметь передать все великолепие человеческого тела, художник должен хорошо знать анатомию, строение человеческого тела, находить правильные пропорции. Это основа изобразительного искусства, и одна из самых сложных задач в художественных школах и вузах. Здесь не должно быть места неточностям, которые возможны, скажем так, в пейзаже. Сложнее всего, как  утверждают студенты, научиться улавливать фигуру целостно. Чаще видят «отдельно» голову или руку.  Распространенная ошибка – копировать части тела, а не переносить на бумагу весь образ, соблюдая пропорции. В итоге получается, например, огромная голова и маленькие стопы. Не зря есть выражение: «Рисуешь глаз - смотри на пятку». В музейном этюде пропорции соблюдены идеально.

 

             О фаворитах 

 Думается, не зря семья Жуковых «зависла» в зале, где демонстрируются батальные (Бата́льный жанр (от фр. bataille битва) —жанр изобразительного искусства, посвящённый темам войны и военной жизни) сцены времен Кавказской войны. Автор, который так впечатлил наших зрителей, Павел Ковалевский. Он родился в семье профессора Казанского университета Осипа Ковалевского. В 1862 году поступил в Императорскую академию художеств и за успешные занятия был награждён четырьмя серебряными медалями, а в 1869 году — малой золотой медалью за картину: «Преследование турецких фуражиров казаками, близ Карса». За картину «Первый день сражения под Лейпцигом, в 1813г» Ковалевский получил большую золотую медаль.

В ходе русско-турецкой войны 1877—1878 годов художник сопровождал русскую армию и собрал богатые материалы для своих произведений. В 1881году был возведён в звание профессора, а с 1897 года занимал пост руководителя батальной мастерской Академии художеств, что является высшей степенью доверия и ответственности, которую взял на себя Павел Осипович. Ковалевский больше всего любил сюжеты, связанные с изображением лошадей, которых он знал безупречно и изображал почти в каждой картине. Совершенство пропорций животного, богатство присущей ему естественной пластики вызывало у художника особое, задушевное отношение. Наибольших творческих удач Ковалевский достигал в том случае, когда доверялся своей натренированной памяти и воображению, а не послушно следовал привычке натурной проработки всех элементов будущей картины. «Хочется ближе подойти к правде и к тому, что чувствует сам человек»,— писал он.

И  в заключение несколько слов о картине Ивана Константиновича Айвазовского «Вид Тифлиса». Она отнюдь не случайно так заинтересовала  наших посетителей. Это редкий случай, когда один из величайших в мире маринистов (Художник-пейзажист, пишущий марины, морские виды.) взялся за работу над «сухопутным» сюжетом. Зимуя в столице Грузии, Айвазовский за три месяца пребывания там успел написать пятнадцать картин о различных уголках Кавказа. И две из них – о Тифлисе (ныне Тбилиси). Оживший на его полотне удивительный город застыл под кистью художника в яркости прозрачного воздуха и в романтической дымке, в суете многолюдной улицы и в прохладе знаменитых Ортачальских садов… Для тех, кто был в современном Тбилиси, узнаваемы лишь крепость Нарикала и Метехский храм, остальное – уже история.

  Впрочем, если быть совсем точными, на грузинскую землю его нога ступила за тридцать лет до этого события. В 1838 году двадцатидвухлетнего студента Петербургской академии художеств Ивана Айвазовского за выдающиеся успехи в живописи командируют на два года в Крым, где его навещает лично начальник отряда Кавказской береговой линии генерал-майор Николай Раевский и берет с собой в морской поход к грузинским берегам. Айвазовский делает зарисовки с натуры и знакомится с замечательными людьми, среди  которых – легендарные флотоводцы: адмирал М. Лазарев, офицеры П. Нахимов, В.Корнилов и «негр, окрашенный белою краскою», брат великого поэта Александра Пушкина – душа любой компании –Лев Пушкин. С ним, по свидетельству современников нельзя было говорить лишь на одну тему – об обстоятельствах гибели  брата.  Штабс-капитан Отдельного кавказского корпуса порывался отправиться во Францию и стреляться там с Дантесом.

Айвазовский тогда написал прекрасные работы, связанные с морскими боями. Но то было в далекой юности. Через 30 лет художник снова попадает на берега Грузии.  Запечатленная Иваном Айвазовским  ушедшая в глубь веков картина жизни старого Тбилиси – огромный подарок не только тем, кто любит этот город, но, прежде всего, тем, кто ценит и любит настоящее искусство 

В коротком заключении хочется еще раз поблагодарить семью Жуковых за хороший вкус и заинтересованность, которая  вызвала у нас ответное желание поговорить о проблемах и восприятии  изобразительного искусства.

Надеемся, что, заглянув в книги или «посовещавшись» с Интернетом, участники конкурса в своих письмах сами расскажут нам о  жизни картин  , на которых они остановили свой взгляд. ПОЧЕМУ-ТО. ВОТ И РАССКАЖИТЕ - ПОЧЕМУ? А члены жюри оценят меру Вашей заинтересованности, глубины и оригинальности рассказа. 

Тамара Дружинина, член жюри конкурса, засл. работник культуры РФ


             На снимке: фото С. Жуковой. Название «Лезгинка» придумали учредители конкурса.
| Авторизация | Карта сайта